Вьетнам / впечатления

Впечатления от поездки Ксении и Валерия во Вьетнам

3 – 11 ноября 2011

Авиаперелёт из столицы Лаоса во Вьетнам был очень коротким и, на удивление, довольно комфортным. Хотя самолет был очень маленьким, но тряски не было, и долетели мы быстро. Было запланировано побывать в двух городах Вьетнама – Ханой (столица) и Хошимин (бывший Сайгон). Прилетев в Ханой уже под вечер, мы быстро поселились в заранее забронированной гостинице и отправились осматривать окрестности. В гостинице нас снабдили самодельной картой, где указывались главные достопримечательности города. Выйдя на улицу, мы были поражены насыщенным дорожным движением. Повсюду сновали велорикши, скутеры, мотоциклы, автомобили и автобусы. Контраст по сравнению с движением в Лаосе огромный. Вьетнам в этом плане больше напоминает «индийский муравейник», где пешеходы вынуждены каждый раз, переходя дорогу, рисковать жизнью, уворачиваясь от очередного мотоциклиста. Освоившись с «правилами» дорожного движения, мы прогуливались по вечернему Ханою, рассматривая людей и фотографируя местные реалии.

Опять-таки заметили контраст по сравнению с Лаосом. Люди в Лаосе не хотели фотографироваться, если замечали, что ты их украдкой рассматриваешь или пытаешься сделать кадр, сразу отворачивались или откровенно убегали. Во Вьетнаме же, наоборот, люди очень открыты и дружелюбны. Замечая наш взгляд или нацеленный объектив фотокамеры, улыбались или продолжали спокойно заниматься своим делом.
Узкие улочки района, где мы жили в Ханое, пересекая одна другую, скрываются во множестве ответвлений главной дороги. Повсюду магазины, лавки, кафе… Большинство людей едят прямо под открытым небом. Повсюду стоит незамысловатая пластиковая мебель (низкие столики и скамеечки), тут же сбоку так называемая «кухня» – газовая плитка, мангал, кастрюли, плошки и др. кухонная утварь. Люди сидят в таких «кафешках» при дороге, а зачастую, даже не на тротуарах, а прямо на проезжей части, и, не обращая ни на кого внимание, едят и общаются в своей компании.
Официально в Ханое проживает 6,5 млн. человек. Однако, как и в любой столице, реальная численность населения далека от официальной статистики.
Во Вьетнаме сосуществует несколько очень разных религий, преобладает буддизм в сочетании с поклонением предкам, также довольно много и атеистов. Относительно христианства, то во Вьетнаме есть католики и протестанты. Правительством признаются следующие из направлений протестантизма – Вьетнамская Национальная Евангельская Церковь и Христианский Миссионерский Альянс, все другие – так называемые «подпольные» церкви или, как их сейчас стали называть, «домашние» церкви.  По словам пастора подобной домашней церкви в Хошимине, с вступлением Вьетнама в ВТО, страна должна демонстрировать мировой общественности определенный уровень свобод, в том числе и свободу вероисповедания. Поэтому напоказ – лояльность, а изнутри – контроль и тюрьмы для несогласных с режимом. Зачастую, члены семьи даже не знают, в какой тюрьме содержится их родственник, жив он или нет. Коммунисты, находящиеся во власти, видят угрозу со стороны христиан, считают, что из-за них могут начаться возмущения и последующий переворот в стране.

В больших городах ситуация немного легче, а в деревнях идет постоянное ущемление: сжигают церкви, побивают верующих и т.д. Также пастор рассказал нам, что во многих деревнях верующим запрещают пользоваться общим колодцем. Набирать воду можно только сделав приношение духу колодца. Отказываясь от этого, верующие вынуждены ходить за много километров к другим источникам. Одним из служений посещенной нами церкви в Хошимине как раз является помощь верующим в постройке колодцев в деревнях (это стоит 300 долларов), а также восстановление или постройка церквей (3-4 тысячи долларов). К иностранным христианским миссионерам относятся настороженно. Когда замечают активность, то просто не продлевают визу. Поэтому к любому иностранцу, приезжающему во Вьетнам на длительный срок, всегда пристальное внимание.
Когда в семье коммунистов человек спасается и начинает следовать за Иисусом, с ним разрывают отношения и выгоняют из дома. В семье, где следуют культу предков, отношение к христианину более лояльное. Он может оставаться в семье, но каждый раз глава клана настаивает на исполнении ритуалов.
Семья. Глава традиционной вьетнамской семьи – мужчина, но и положение женщины в семье улучшается, она начинает пользоваться бОльшими правами. Уважение к старшим по возрасту традиционно для любой азиатской культуры. Если в семье, ранее поклонявшихся духам предков, глава семьи становится христианином, то вся семья обращается к Богу.
Не регистрированные домашние церкви более активны в проповеди Евангелия, постоянно отправляют своих миссионеров в горные районы и соседние страны (в частности, Камбоджу), проводят изучение Библии по домам, молитвенные собрания, тогда как в официально разрешенных церквях наблюдается определенное охлаждение. Позиция домашней церкви – распространение Евангелия, официальной – удержаться.
Год назад произошел такой случай. Было получено официальное разрешение от правительства на проведение Рождественского богослужения для 10 тысяч человек. Когда все люди собрались, оказалось, что зал отключили от энергоснабжения. Вместо запланированного на 6 часов вечера начала, люди прождали долгих 3 часа, и, лишь после получения дополнительного разрешения от правительства, свет подключили к 9 часам. В общем-то, и не отказали, но доставили определенные неудобства.
В отличие от Лаоса, Библия на вьетнамском языке – в свободной продаже в христианских магазинах. Библия на языках этнических групп Вьетнама еще в процессе перевода, поэтому пока можно достать только отдельные книги Нового Завета.